Previous Entry Share Next Entry
«Брат» как герой 90-х
cobrina
Рецензию эту я написала около 2-х лет назад. Фильм еще намного старше. Но тема актуальна по-прежнему. Все мы в жизни ориентируемся на некие культурные образцы того или иного качества. И если герой нравится, то он самим своим поведением говорит: "делайте так, как я. Так можно!" Немного о том, что именно "можно" почитателям Данилы Багрова - сказано далее.

А теперь сама рецензия

Фильмы бывают очень разные. Есть проходные – посмотрел и забыл, есть утончённые, талантливые, поражающие тонкостью игры актёров и потрясающей операторской работой.
А есть культовые картины, которые буквально «взрывают» большие массы людей, их помнят, их героям подражают, их растаскивают на цитаты и пересматривают десятками раз. И они представляют наибольший интерес, потому что влияют на сознание, не только описывают действительность, но и определённым образом форматируют её под себя.
Одним из таких фильмов, безусловно, является «Брат» Алексея Балабанова. Я долго пыталась понять, чем так «зацепил» далеко не выдающийся по своим художественным качествам фильм нашу неглупую в своей массе, читающую и даже ещё относительно неплохо образованную на тот момент молодёжь, и не только её. Ведь здесь нет виртуозной игры актёров (её вообще почти нет), и сюжет не блещет особой оригинальностью фильмы о «героях одиночках» давно стали общим местом в западном кинематографе, да и в нашем тоже. Наверное, чтобы понять, нужно вспомнить то время, недавнее, но многими изрядно подзабытое.

Таким мы увидели его впервые на обложках видеокассет


1997 год. Ещё свежа в памяти «Первая чеченская», в которой на жизнях солдат отмывали деньги и разыгрывали свои ставки политические элиты, ещё горит воспалённой раной память о позорном Хасавьюртовском соглашении… 1993 год, расстрел Белого дома тоже ещё не совсем выветрился из памяти. Это в «большой политике». В повседневности же – отсутствие нормальной работы, невыплата зарплат и пенсий, разгул мелкой уличной преступности, видимый невооружённым взглядом бардак и страх, загоняемый на задворки подсознания, но от этого не менее давящий. Страх потерять свой скудный заработок, страх, что обворуют, ограбят, обманут.
Есть одно хорошее определение для всего вышеописанного: «территория поражения». Такой территорией в 1997 году является вся наша страна. Не в географическом смысле, а в духовном.
Все, а молодёжь особенно, на территории поражения жить не хотят. Но вырваться с неё не так уж просто. Кто-то уходит в алкогольные и наркотические грёзы, дающие временную иллюзию бегства, кто-то – просто из жизни, одни бегут из страны, другие – погружаются в добывание денег, заслоняясь от окружающего ужаса призрачной завесой из дорогой одежды, автомобилей и прочих гедонистических прелестей… Есть и те, кто просто тихо угасает, не в силах ни переступить через свои принципы, ни изменить окружающий мир…
И на этом фоне почти внезапно появляется герой, преодолевающий это поражение. Да, его методы безнравственны, да, на самом деле он не делает жизнь лучше, но показывает миру: «я – не жертва!». Миру, в котором жертвами чувствует себя подавляющее большинство.
Данила Багров.

Данила Багров
Убийца с глазами ребёнка и нравственностью лесного волка.
Он приходит – и сразу завоёвывает почти всех. Его фразы становятся крылатыми, его лицо – символ сильного мужчины и патриота, парни принимают его за образец для подражания, девушки – за идеал спутника жизни. Записи песен из фильма расходятся огромными тиражами (в основном пиратскими, естественно), несмотря на очевидную грубость их «скрытой» рекламы (диалоги в магазине звукозаписей – это своего рода шедевр).
Он показывает, что поражение преодолимо. Лихо расправляется с бандитами-кавказцами с рынка, играючи заводит отношения с женщинами, легко и непринужденно обзаводится деньгами. Проявляет Данила и широту натуры – прощает брата за предательство, отпускает продюсера, ставшего невольным свидетелем совершённых им убийств. И его принимают целиком, как образец доблести и благородства, вместе со всеми скрытыми от поверхностного взгляда подтекстами фильма, которые на деле вовсе не безобидны. Какие подтексты? Давайте присмотримся повнимательнее:
. Взаимоотношения с женщинами. Они у Данилы складываются чересчур просто даже для той, весьма далёкой от целомудрия, эпохи. Замужняя вагоновожатая, юная наркоманка (во второй части фильма этот список будет продолжен) – падают к его ногам, как переспелые груши. «Брат» не пытается их не то что завоевать, а даже пошлейшим образом соблазнить. Женщины сами предлагают ему себя, не потрудившись даже изобразить какие-то чувства. Напоминает это даже не половую распущенность в привычном смысле слова, а поведение животных. Да и сам герой ведёт себя соответственно.

2. Образы русских людей. Они, без преувеличения, отвратительны. Единственный приличный человек в фильме, кроме ГГ – немец! Единственные «небыдло» кроме немца – конечно же, музыканты с верхнего этажа, но они-то, как раз, и не совсем русские, они – приобщившиеся к западной культуре и присягнувшие ей, они – тамошние.
Немец

Что до «тутошних» – достаточно просто перечислить образы русских людей, явленные авторами: легкодоступные женщины, одна – наркоманка, вторая – терпеливо сносящая побои мужа-алкоголика, брат – предатель и убийца, гнусный уголовник, как бы в издёвку сыплющий русскими поговорками… которые неизбежно начинают ассоциироваться с тем, кто их произносит. На всём протяжении фильма зрителю как бы вбивается в подкорку: «посмотри, эти русские – отвратительное быдло, и чем более русские, тем отвратительнее».

Женщина

Бомжи

3. Симпатия к немцам и фашизму. Не верите? Говорите «патриотичный фильм»? А если вспомнить поподробнее? Что говорит Данила Немцу при знакомстве? – «Что-то евреев я как-то не очень. – А немцев? – Немцев нормально». А ведь исторически противопоставление немцев евреям осуществлялось именно в Третьем Рейхе, с которым, вообще-то, наши предки воевали. И, в каком-то смысле, на одной стороне с евреями. Не надо путать это с бытовым антисемитизмом, существовавшим, да и сейчас имеющим место более-менее везде. Здесь – противопоставление, и оно сделано намеренно. А во второй части фильма тема получит очень интересное продолжение.

4. Полная деформация морали. Данила, как и его брат, работает наёмным убийцей, и при этом остаётся ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ ГЕРОЕМ! Он не убивает продюсера, и это подаётся как какое-то торжество справедливости и душевной широты ГГ. Конечно, встречались и раньше в нашей литературе положительные герои-убийцы. Но они либо раскаивались, либо становились убийцами поневоле, или из мести, из ревности… Тот же Раскольников – он и денег-то в итоге не взял, которые были одним из стимулов, толкнувших его на преступление, а как потом с ним всё получилось…
Про женщин я уже написала выше, нет ни одного светлого или хотя бы проблематичного женского образа.
Показательна в этом смысле и сцена в трамвае. Да, он настоял на соблюдении закона, окоротил зарвавшегося хама, что нельзя не приветствовать. Но себе-то он позволяет убивать, что как-то даже несоизмеримо с неуплатой штрафа за проезд. То есть, по сути, остаётся право сильного.
Данила (а через него – и автор) не даёт никакой моральной оценки предательству брата – не прощает, а именно не даёт оценки, как будто прощать нечего. По идее, раз идёт некоторая заточка на ницшеанство, с его культом силы, с его превознесением воли к власти, таким сантиментам взяться неоткуда. Ницшеанский сверхчеловек беспощаден и не прощает предательства. А здесь происходит смешение Верха и Низа, даже волчье подобие морали размывается и теряет форму.

8uuRP_A09K0

5. Какой-то пещерный национализм с явным уклоном в ксенофобию. Сразу уточню: я не против национализма, как такового. Зато определённо против ксенофобии, которая является буквально его антиподом. Националист, по идее, хочет быть самым главным. А быть самым главным нужно среди кого-то, и этих «кого-то» надо под себя подмять и управлять. Ксенофоб же стремится от всех отгородиться, ксенофобия – это «Хватит кормить Кавказ!». Конечно, прямых призывов к отделению Северного Кавказа в фильме не звучит, но подспудно – ГГ явно пришёл с Чеченской войны, он лихо разбирается с кавказскими бандитами на рынке, и, наконец, произносит ставшую знаменитой фразу «не брат я тебе, гнида чернож…!» – всё настраивает зрителя на вполне определённый лад.
Что интересно, по поводу этой фразы несколько лет назад к режиссёру предъявляли претензии. На которые он ответил: «Фильм «Брат» – это кино о том, что на самом деле происходит в жизни, и в нем нет признаков экстремизма», «Это просто глупо, вот и все, – заявил режиссер. – Так люди выражались раньше, и сейчас так говорят. Я политикой не занимаюсь, я снимаю кино о том, что в жизни происходит». Но любой фильм, а культовый – в особенности, не только описывает, но и «форматирует» реальность. И здесь вступает в силу ответственность автора.

6. Наконец, очень подробно показаны действия по изготовлению оружия из подручных средств. Спрашивается, зачем? Не для того ли, чтобы подростки «пошли по стопам героя»? Ведь как притягательно, посмотрев на лихого героя, тоже что-то этакое сотворить. О последствиях же молодые люди редко задумываются. Или кому-то уровень подростковой преступности казался слишком низким?
Образ криминального героя ещё не раз появлялся в отечественном и зарубежном кинематографе. Но по-настоящему культовыми становятся не все фильмы, «Брат» – стал. И тем важнее разобраться, какое влияние он оказал, на что и кем был заточен. Я попробую это понять и показать при разборе второй части дилогии.
А в заключение поделюсь воспоминанием. Одна моя знакомая – барышня тонкая, умная, небесталанная, к моему глубокому удивлению, пришла от «Брата» в сильный восторг. Я, такого восторга не испытавшая, долго пыталась добиться от неё внятного ответа, ЧТО же могло так понравиться в этом довольно грубом произведении. Наконец, уловив что-то, резюмировала: «К сожалению, это герой нашего времени». И она со мной согласилась.
Времени с тех пор прошло немало, но насколько изменились сегодня герои? Чем-то помочь в ответе на вопрос, как мне кажется, может анализ того, какие фильмы становятся культовыми сегодня.</div>

  • 1
Я бы его назвал "Фильм о полной безнадеге и как в ней выжить"

Да. Как выжить по законам джунглей

вера в себя

Безверие - символ 90-х. У Бодрова - талант харизматика. Он верит в себя, он в фильме играет себя, потому и вообще не играет, а живёт в фильме. Бодров веру эту в себя раздает как конфеты исстрадавшимся пораженцам. Здесь, в фильме, смыслов собственно нет, но есть огромная абсолютная вера в себя. И в этом загадка фильма делающая его культовым.
Я то думаю, что вера в себя Бодрова - это вера человека нутра, но поданная как вера человека высшего смысла. В этом великий подлог. А всё остальное на витрине - фашизм, нацизм, ксенофобия, безнравственность, распущенность - мутные воды подсознания, которые выкачивает нутро в сознание. В фильме показывается как можно жить УВЕРЕННО без смысла, нутром, НО прикрываясь залётными смыслами. Алгоритм успешной жизни в Зоне Ч...

Re: вера в себя

Да, тоже версия. Может, для Бодрова оно и так. Другой вопрос, что думал сценарист и режиссер - Алексей Балабанов. Он же и актера на главную роль подбирал, и подобрал хорошо. Бодров очень харизматичен.

Хороший разбор. Как-то тоже задумывался о странностях этого фильма..

1-если бы не Бодров то тогдашним героем и сегодняшним был бы ослоеб бородатый

Edited at 2015-08-08 12:59 pm (UTC)

Матом в комментариях не ругаться. Первое и последнее предупреждение.

(Deleted comment)
Фильм стал культовым, потому что передал дух времени. Данила ведет себя так, как мечтает вести себя обычный человек. Во многом фильм карикатурен, все персонажи гипертрофированы, но сделано это строго сообразно с целью.

А в чём цель?

Цель в передаче духа времени, каким его видит автор. Фильм передает мироощущение. Он примерно о том же, о чем "Крик" Мунка.

Фильм смотрел в 96-ом. В принципе норм, хотя и оставил тягостное впечатление от видовых сьемок Питера. Насчет территории поражения, не знаю. В 97-ом не замечал такого в РФ. Ни в Питере и Москве, ни в Сибири.
А насчет права сильного, давно уже сформулировано, что на любую силу найдется другая сила. Вот это фильм показывает на все сто. Бандюки сами вели себя как хозяева джунглей, пока не пришел тот кто может быть таким хозяином, но для него это слишком мелко, потому, что прошел через ад первой чеченской компании. Сделал свое дело и ушел дальше по своим делам.

Ерунда какая-то, с синдромом поиска глубинного смысла. Брат стал всенародно любимым потому что во-первых, это было первое позитивное кино, без чернухи несмотря на реквизит, а во-вторых Данила максимально отразил настроение, чаяния и мировоззрение всей России того времени. Балабанов вовсе не лукавил, когда говорил что он просто снял про то "как есть". Да и Балабанов, честно говоря, не Тарковский - Балабанов, по сути, фотограф и все его манипулирование чувствами зрителя заключается в выборе ракурса и стилем освещения.

И в чём там позитив? Только глубоко не ройте, без "чаяний поколений" прочей фигни.

позитив в хеппи-энде, разумеется

Счастливый конец по-голливудски: пляж, красотка, чемодан денег; по-советски: герои молодёжной стройки, взявшись за руки, счастливо смотрят на запуск в эксплуатацию дела рук своих; по-новорусски: улыбчивый наёмный убийца, поубивав всех недоброжелателей, едет оттянуться в столицу на попутном грузовике???
И где здесь ЩАСТЯ???

Щщщастье величина не абсолютная, а относительная. И относительно другого российского кинопрома Брат был верхом позитива. А что касается новорусскости - так за несколько лет до этого Стоун пытался сделать сатиру в "прирожденных убийцах", но получилось как раз то же самое, что потом повторил "Брат".

Во как! Я то полагал, что счастье - это внутреннее ощущение, обретаемое достижением осмысленной цели. Авторы, кстати, это тоже поняли и во 2-м фильме эту цель герою дали вместе с долгом, который герою надлежало исполнить.
А позитива там - просто завались. Русский всех замочил - уж куда позитивней!

2-й брат уже конъюнктурный, там, в основном, спекуляции на ура-патриотизме и зарождавшимся российском гламуре. Первый же фильм был как раз началом того самого "скалениума", который через полтора десятка лет набил у всех оскомину, обрел имя и стал полем боя для либерально и реакционерно ролеплеящей школоты.

Да, но он - хоть о чём то. 1-й, вообще ни о чём.

Почему фильм отметил? Так я жил в то время, ездил и ходил по тем же улицам... А вот кино было, мало, но было ... Сейчас такой фильм снять трудно, художники стали сытыми и не интересными. Сейчас другое кино, другие герои...

«Я посмотрел этот фильм, и он лишил меня дара речи. Как, чёрт побери, можно было создать такое? Если вы знаете хоть что-то о кино, вы поразитесь тому, что в одном фильме можно было нарушить все законы кинематографа — причём не так, как в «Криминальном чтиве». Я не понимаю русских чуваков, которые постоянно говорят что-то о русской душе, понятной только русскому… Но самое главное — это та идиотская альтернативная рок-группа — она меня просто за*бала. Фильм начинается с музыки идиотской альтернативной рок-группы. За первые 30 минут фильма главный герой приходит в магазин трижды и каждый раз спрашивает CD идиотской альтернативной рок-группы. Перемотка. Главный герой получает пулю, тусуется с уродливой жоповидной девкой, пытается спасти своего брата, но в самый ответственный момент отправляется посмотреть на идиотскую альтернативную рок-группу. Перемотка. Сердце главного героя разбито. Он идет к своей жоповидной бабе, она дает ему от ворот. Он уходит навсегда, но перед этим оставляет ей… CD идиотской альтернативной рок-группы!» Val Baur (Chicago, USA)

Грубовато, но что-то типа того...

Еще ГГ "Брата" есть в эпизоде "Сестер", того же режиссера. Ну по крайней мере намек на него.

Скукотища. Впрочем, "нравственность волка"- тут автор рецензии почти начинает что-то понимать. А в остальном - чушь.
Как же все-таки бомбит от Балабанова и у тех, и у этих... Великий режиссер.

Отчего же? Про Ницше упомянуто вполне справедливо. Культ абсолютной свободы, доминирование зверинного нутра над культурой, насилие, как обыденность бытия, чудовищность и никчёмная бесцельность жизни, в которой единственным сымыслом является самоутверждение через смерть.

Интересную тему ты заронула. Я впервые посмотрел "Брат", когда мне было лет 16-17. Ну, то есть - как ты и сказала, я тогда был практически целевой аудиторией. Он произвел на меня сильнейшее впечатление. Последний раз я его пересматривал пару месяцев назад.
Я не знаю, как там с точки зрения профессиональных режиссеров, но если цель Балабанова заключалась в том, чтобы впечатлить и попасть куда-то, куда он хотел, то он её достиг на все 100% (осталось только понять, куда хотел-то). Кто-то там вверху писал, что не понимает всего этого. Не жил ребенком и подростком во "Взрыве Ч", вот и не понимает. Сам я воспринимал сюжет как очередную историю о странствующем самурае (фильмы эти я тогда тоже очень любил смотреть), в этих историях понятие добра и зла достаточно сильно размыто. Ну, это известная тема тоже, можно долго о ней писать, там же добра, как такового, вообще нет, есть сила. Кто сильный, тот и добрый.
У меня есть некоторые соображения по поводу того, зачем все показано именно ТАК, почему такие образы взяты. За себя могу сказать, что они безусловно вызывали отторжение, но кроме этого вызывали и жалость и протест. "Так не должно быть". Могу еще сказать, что в фильме нет ни единой сцены, ни единого ракурса "просто так". Чисто как пример - когда Данила готовит патроны для обреза и звучит последний куплет "Черных птиц". Просто обратите внимание на ковер на стене. Балабанов знал, что он делал, очень продумывал все.
Вообще, несмотря на то, что фильм оказывает впечатление, не могу понять, как можно было прийти от него "в восторг". У меня скорее после первого просмотра появлялось желание изменить реальность. Как я уже говорил - протест. "Так не должно быть". Но точно не восторг.

"Любишь медок, полюби и холодок". Фильм мне тогда очень понравился (больше чем Брат-2 потом, хотя "Нет, я не Байрон, я другой..." в опенинге смотрелось впечатляюще!) и после этого смотрел всего Балабанова. Это как Палп Фикшн наше, только реально экзистенциальное.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account