cobrina (cobrina) wrote,
cobrina
cobrina

Об одном историческом мифе. Время покажет


В сегодняшнем выпуске популярного ток-шоу «Время покажет» обсуждалась принятая 12 июня 1990 года Декларация о независимости Российской Федерации.
Что касается самой декларации, то могу тут только солидаризироваться с одним из гостей передачи, Владимиром Бортко. Он выразился кратко, но емко:
Значит, «Декларация о независимости». Что такое «независимость»? От чего независимость? От здравого смысла, прежде всего.
Хочу поговорить о другом. В ходе обсуждения несколько выступавших, включая ведущего, Петра Толстого, озвучили один широко распространенный исторический миф. Миф этот состоит в том, что большевики были разрушителями империи и вообще не государственниками.

Пётр Толстой, ведущий: А Вам на кажется, Владимир Владимирович, что вот в тот момент, во всяком случае я не знаю, как Вы тогда думали, но очень многие думали о том, что руководство страны оказалось… как бы не удерживает власти и идет, бежит за событиями, и не поспевает за ними, и тут, как бы во тут, знаменитая ленинская идея о том, что у нас страна как лоскутное одеяло вплоть до отделения республики…
Владимир Бортко, заместитель председателя комитета ГД РФ по культуре, Заслуженный деятель искусств РФ: Это не ленинская идея. Одну секунду. Стоп.
Пётр Толстой: Какая? Сталинская идея? Кто был нарком национальностей?
Владимир Бортко: Одну секунду. Вы за меня отвечаете? Вы меня позвали… Да послушайте!
Пётр Толстой: Я пытаюсь вам задать вопрос, Владимир Владимирович.
Владимир Бортко: Уже я отвечаю на него.
Пётр Толстой: Отвечайте:
Владимир Бортко: Значит, так. Началось всё у нас очень давно. Еще… Не будем говорить «а, с этого момента», с Ивана Грозного, который в Сибирь пошел, потом…
Пётр Толстой: Иван Грозный что, предлагал кому-то самоопределяться до отделения?
Владимир Бортко: Послушайте до конца. Дальше. Потом Петр Первый, который завоевал, простите меня, пожалуйста, Прибалтику, белую эту самую… Азербайджан. Это его: «Мы будем здесь так, пока нас не предадут». Это исторически сложившаяся территория нашей страны. Она существует, может, только идеологически обеспечена. Или это будет монархия, там будет понятно. Все будут знать: царь! В одно время – и крымский хан. Одновременно, это. Или это будет советская власть, мы будем единственным народом и все будем держаться вместе и строить светлое будущее.
Пётр Толстой: То есть Вы видите только два варианта?
Владимир Бортко: Да. И когда удар наносится…
Пётр Толстой: Либо империя, либо советская власть?
Владимир Бортко: Стоп. Одну секундочку… Удар наносится в самый центр, в самое сердце, когда уничтожают идеологию, скрепляющую страну, дальше эта самая, значит, декларация – это просто следствие. И дальше, и дальше, и дальше. Этот процесс неостановимый.
Пётр Толстой: Я хочу только одну секунду еще напомнить вам знаменитые слова Бориса Николаевича Ельцина, которые он произнес на митинге в Уфе, это как раз продолжение мыслей о самоопределении республик, заложенных все-таки Владимиром Ильичом Лениным и Иосифом Сталиным, который был наркомом по делам национальностей. Так вот, идея была в том, что все республики внутри России имеют право на самоопределение вплоть до отделения. И она была творчески подхвачена Борисом Николаевичем Ельциным и оформлена в виде известного высказывания.
Владимир Бортко: Иосиф Виссарионович так творчески ее не распространял.
Борис Николаевич Ельцин (видеозапись): Мы не допустим ошибки союзного руководства, которое три года тому назад при предложении союзных республик дать им самостоятельность отказало им в этом. И этим создало национальное напряжение. Нет. Мы говорим башкирскому народу, народам Башкирии, мы говорим Верховному Совету, правительству Башкирии: вы возьмите ту долю власти, которую сами можете проглотить.

Тупой вопрос о том, почему же они, в таком случае, собрали одно из самых больших в мире государств, обходится при этом молчанием.
Так же, как и тот факт, что к октябрю 1917 года Временное правительство, в котором не было, если что, ни одного большевика, растеряло почти все территории. Россия на тот момент представляла собой не могучую империю, а территорию, поделенную между разного рода атаманами, самозваными императорами, интервентами и т.п. И большевикам пришлось с огромными усилиями собирать это всё обратно.
В Гражданскую собирание это происходило военным путем. И были возвращены многие территории, но не все. Немалая часть империи оказалась поделена между вновь образованными государствами, к счастью, тоже советскими, и успевшими откусить свой куш соседями.
И тогда в ход пошла дипломатия. Нужно отметить, что элиты вновь созданных советских республик, соседних с РСФСР, были в существенной степени националистическими, поскольку националисты активно участвовали в революционном процессе и вошли в соответствующие правительства. С ними нельзя было не считаться. Они же совершенно не хотели, во-первых, лишаться власти, а во-вторых, отказываться от своих националистических убеждений.
При этом они тоже понимали, что в одиночку они рискуют оказаться легкой добычей своих капиталистических соседей.
Все были более-менее за объединение, но условия этого объединения обсуждались долго и мучительно. При этом, хотя центр во многом шел на уступки республиканским правительствам, главная задача оставалась неизменной: объединиться. Компромисс был найден не скоро. И стал таким, каким он стал.
Стремление большевиков к государственной целостности возникло не вдруг. Ленин мыслил этими категориями задолго до революции. Ещё в 1913-м году в письме В.Г.Шаумяну он писал: "Мы за автономию для всех частей. Мы за право отделения (а не за отделение всех!). Автономия есть наш план устройства демократического государства. Отделение вовсе не наш план. Отделения мы вовсе не проповедуем. В общем, мы против отделения".
Сталин, бывший до образования СССР наркомом по делам национальностей, также не раз выражал свое негативное отношение к центробежным тенденциям. И главное, делом доказывал свои государственнические убеждения. Разработанная им концепция советской автономии, хотя и оказалась впоследствии неидеальной, но сыграла важнейшую роль в деле собирания СССР.
Это исторические факты. Но мифы на то и мифы, что им не обязательно учитывать все факты, достаточно взять один и рассматривать его с одной стороны.
Именно так происходит с этим пресловутым правом на отделение. Когда говорят "большевики дали республикам право на отделение", звучит так, будто было большое и сильное государство, а потом пришли большевики и широким жестом дали его частям право на отделение. А ведь все происходило почти наоборот. Были расположенные вокруг России осколки империи, получившие независимость. И им сказали: «Возвращайтесь обратно. И если вашим условием является право на отделение, то это право у вас будет. Но возвращайтесь».
Дальше было много чего. Много великих, страшных, радостных и горьких страниц истории СССР. Была наша великая Победа. И было преступное разрушение государства, оплаченного потом и кровью наших предков. Но это уже совсем другая история.
А мне кажется важным зафиксировать, что ничего общего между действиями большевиков после революции и действиями Ельцина с его подельниками в перестроечные и постперестроечные годы не было. Одни собирали территории, другие разбазаривали. Одни строили экономику, другие разворовывали.
И ставить между ними знак равенства – очень большое лукавство.
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments